Процесс объединения УГАТУ и БашГУ может занять два-три года — Александр Сидякин11.03.2021
Процесс объединения УГАТУ и БашГУ в научно-исследовательский университет может занять два-три года, рассказал в интервью телеканалу «Вести-Башкортостан» руководитель Администрации Главы Башкирии Александр Сидякин. В беседе политик обосновал идею слияния двух вузов. Прежде всего, он напомнил ситуацию десятилетней давности:

«В 2010 году федеральное правительство запустило «Проект 5-100» — это пять лучших вузов и сто опорных и исследовательских вузов. И этим вузам было обеспечено огромное количество преференций, в том числе отдельное финансирование. Тогда мы участвовали только одним нашим Нефтяным университетом, который и стал опорным.

В первую свою встречу с Президентом России Радий Хабиров поставил вопрос о том, что Башкирии тоже нужен свой федеральный университет, потому что у нас ежегодно 11 класс заканчивают 17 тысяч человек, из них только 12 тысяч остаются учиться в наших учебных заведениях. Остальные уезжают и не всегда возвращаются.

Президент сказал, что тема федеральных университетов закрыта, но вот есть другая программа — «Приоритет-2030». На эту десятилетку будут отобраны 30 супер-регионов с большими университетами и 30 вузов, которым выделяется усиленное финансирование — 750 млрд рублей на 10 лет. Это значит, что наш объединенный вуз к своему бюджету около 2 млрд рублей сможет получить дополнительно как минимум 1 млрд рублей. Если же мы не воспользуемся этой уникальной возможностью, то наши вузы будут финансироваться по остаточному принципу», — рассказал руководитель Администрации Главы Башкирии.

Направить дополнительные средства предполагается на обновление общежитий, материально-технической базы, чтобы в лабораториях можно было не только учиться, но и заниматься наукой, печататься в научных журналах из баз «Web of Science» или «Scopus», где публикация стоит 150-200 тыс. руб., отметил Александр Сидякин.

Он указал, что за минувшее десятилетие Башкирия оказалась в окружении регионов с сильными вузами — Приволжский федеральный университет в Казани, государственный национальный исследовательский университет в Перми, Уральский федеральный университет в Екатеринбурге, два научно-исследовательских университета в Челябинске. «Мы проигрываем в таком окружении, — отметил он. — В стране около 700 вузов, которые только обучают, и меньше 100 университетов, которые еще и создают инновации. Мы хотим попасть в это число, чтобы в Уфе появился крупный Национальный исследовательский университет, который финансировался бы так же, как ведущие университеты страны. В котором были бы очень крутые контрольные цифры приема, в котором были бы крутые лаборатории, в котором работали бы преподаватели не только из нашей республики, но и из соседних регионов. Для этого, кстати, проектируется кампус, где предусмотрено жилье для профессуры».

Александр Сидякин подчеркнул, что сейчас «не время соревноваться вузам внутри региона. Нужно соревноваться за студентов из других регионов и других стран. Только это даст нам возможность нарастить количество студентов, которые неуклонно сокращаются. В УГАТУ на пике было 20 тысяч студентов, сейчас – 12 тысяч с тенденцией сокращения. Взять то же самое БГУ — к нему много чего присоединили, но на пике было около 30 тысяч студентов. Сейчас ежегодно количество абитуриентов сокращается, снижается и их уровень. Ладно бы еще оставался уровень поступающих высокий. У наших соседей на западе средний балл 80, у нас в тех вузах, о которых говорим — 67. Этот средний балл ЕГЭ с натяжкой к четверке можно отнести.

Нужно привлекать иностранных студентов. Мы — центр Евразии и должны этот факт активным образом эксплуатировать. У нас из примерно 100 тысяч студентов — 4 тысячи иностранцев. 2,5 тысячи учатся в медицинском, остальные — в нефтяном. Нам по задачам, поставленным президентом, нужно нарастить количество иностранных студентов в 2,5 раза — до 10 тысяч. За них надо бороться. Например, за границей обучаются 1,8 млн студентов из Китая, из них в России — только 18 тысяч».

Руководитель администрации главы республики еще раз отметил, что при слиянии не предусматривается сокращений, наоборот — планируется привлекать больше студентов, а для них потребуется больше учителей. «Сейчас Китай делает научных исследований в 40 раз больше, чем Россия, хотя еще 30 лет назад ситуация была обратная. Надо бороться за науку. Одновременно тащить 700 российских университетов будет невозможно. Поэтому, конечно, будет сделана ставка на университеты московского, питерского регионов, как естественные центры притяжения. Потом, у нас есть геополитика, которую никто не отменял: Калининград, Арктика, Дальний Восток. А все, что внутри – это конкурентная история. И в этой конкурентной истории у нас есть мега-крутые люди в нашем забеге. Это – Новосибирск, которому будет выделяться просто в силу Академгородка – 20 млрд рублей дополнительно и об этом решение уже принято. Тюмень, где объединяются вузы трех регионов одновременно в один. Челябинские вузы заявили о готовности объединения. Пять томских вузов заявились о необходимости объединиться. Потому что все понимают – в одиночку не выжить, — подчеркнул Александр Сидякин.

— Соревноваться внутри региона друг с другом – это тупиковый путь. Мы будем все время соревноваться за эти 12 тысяч студентов, которые решили остаться здесь. Если статус наших университетов будет по-прежнему невысоким, количество людей, которые захотят остаться здесь, будет тоже сокращаться. И этого, конечно, нельзя допустить ни в коем случае. Объединение в один вуз – это наиболее безболезненно именно для этих двух вузов. Один ярко выраженной технической направленностью, другой – с гуманитарной. Это дает возможность как можно более бесшовным сделать это объединение. Потому что всего 6% специальностей совпадают.

Зато мы получим увеличенный бюджет, сразу почти под 40 тысяч студентов. Это станет вуз, который будет не просто крупным. Он станет крайне заметным на карте России. Потому что численность МГУ под 60-65 тысяч. Поэтому очевидно, что и бюджет его будет увеличен».

Александр Сидякин также пояснил схему объединения вузов:

«Сначала ученые советы университетов должны проголосовать, большинство из членов ученого совета. Затем этот вопрос выносится на обсуждение Министерства науки и высшего образования РФ, там принимается решение – поддержать мнение коллектива или нет.

Студенты пусть не волнуются. Во-первых, объединительные процессы быстрыми не бывают — это 2-3 года. Многие успеют получить дипломы вузов, в которые они поступали. А те, кто выпустится из вуза-правопреемника, получат дипломы, которые будут учитывать, что поступали студенты соответственно в разные университеты, теперь он один.

Здесь не нужно волноваться. Это будет большой крупный университет. В нем будет и слово «башкирский», в любом случае его сохраним. Мы пока работаем над названием, обсуждаем с коллегами университетскими. Но пока я бы не хотел анонсировать это, будет для этого время».

«Мы с научным сообществом говорим о том, что это будет решение с отлагательными условиями. Что объединяются два равновеликих университета со схожим потенциалом. Не будет так, что один университет поглотит другой, что где-то растворятся гуманитарные составляющие, связанные с продвижением этнографических, этнических особенностей, языковых. Конечно все эти компетенции, которые мы наращивали десятилетиями, они сохранятся, все это естественно. Приумножим, сделаем еще лучше.

Для студентов очень важна оценка, насколько крут университет. Только представьте, у нас будет крупный Научно-исследовательский университет, с хорошим кампусом, сопоставимый со всем, что есть у наших соседей. Это даст нам возможность конкурентно работать со выпускниками из других регионов и других вузов. Мы уже один раз упустили такую возможность и повторить эту ошибку не имеем права. Мы обязаны это сделать, чтобы не проиграть конкурентную борьбу в будущем», — еще раз напомнил руководитель администрации главы Башкирии.


Вернуться назад